Новости Статьи Интересное Фотогалерея Гостевая Информация Сотрудничество Контакты Христианские храмы и святыни
Главная > Заказ треб в Иерусалиме  > Русский Православный Гефсиманский женский монастырь и церковь Святой равноапостольной Марии Магдалины

Русский Православный Гефсиманский женский монастырь и церковь Святой равноапостольной Марии Магдалины

Идею соорудить храм в память о матери, императрице Марии Александровне, подсказал её сыновьям, Великим Князьям Сергею и Павлу Александровичам, архимандрит Антонин, во время их пребывания в Иерусалиме в мае 1881 года. Он показал им и возможный участок на склоне Елеонской горы. По возвращении их в Россию, тема была обсуждена на семейном совете, принято положительное решение, и император Александр III дал распоряжение РДМ заняться приобретением земли, которая, несмотря на многие сложности, была куплена к осени 1882 года. Спустя два года, в Иерусалим был направлен уже упоминавшийся мною учёный Секретарь ППО В.Н.Хитрово для решения всех организационных вопросов.

И случай приобрести этот участок представился в марте 1870 года. Помощник отца Антонина, драгоман (переводчик восточных языков) Яков Егорович Халеби, который был гражданином Оттоманской империи, купил центральный участок на вершине горы, рядом с монастырём кармелиток Патер Ностер и капеллой Вознесения (называемой за её оригинальную форму "Стопочкой"), которая принадлежит арабам-мусульманам. Присоединить к нему несколько мелких участков уже было менее сложно. Целое составило 54 гектара. Это была победа, за которой начиналась кропотливая ежедневная работа, растянувшаяся на несколько десятков лет.

Автором проекта был утверждён выдающийся русский архитектор, ученик А.П.Брюллова, профессор Института гражданских инженеров, академик Петербургской Академии художеств Давид Иванович Гримм (1823 - 1898 г.г.).

Д.И.Гримм поставил своей целью возвести нечто такое, что явилось бы "визитной карточкой" России на Святой Земле. Он строит её в, так называемом, новорусском стиле, типичном для царствования Александра III.

Семиглавая, миниатюрная на фоне горы красавица-церковь, с характерными московскими маковками и кокошниками, вписалась в окружающий ландшафт настолько, что стала его естественной составной частью. За свой воплощённый проект Д.И.Гримм получил должность ректора факультета архитектуры в Академии художеств.

Закладка храма состоялась 21 января 1885 года в присутствии В.Н.Хитрово. Общее руководство строительством было поручено архимандриту Антонину. В мае 1886 года консул Бухарин доносит императору: "…на чудном месте воздвигается памятник, достойный царской семьи и славы России. Католики раздирают на себе ризы от досады". Сооружение храма не испытывало затруднений в средствах: император внёс 100 тыс. рублей, каждый из четырёх его братьев - по 15 тыс.; Великая Княгиня Мария Александровна и герцогиня Эдинбургская - по 5 тыс. рублей. 1 октября 1888 года, в присутствии Великого Князя Сергея Александровича с Елизаветой Фёдоровной и Великого Князя Павла Александровича, храм во имя Святой Марии Магдалины был торжественно освящён греческим Патриархом.

Настал час рассказать, наконец, о Марии Александровне, жене императора Александра II и матери венценосных детей, увековечивших её память на Святой Земле…

Мария Александровна, принцесса Максимилиана Вильгельмина Августа София Мария, родилась 27 июля (9августа) 1824 года в семье Великого герцога Людвига II Гессенского (1777 - 1848 г.г.) от брака с принцессой Вильгельминой Луизой Баденской (1788 - 1836 г.г.). Августейшая мать принцессы оставила мир, когда ей шел 13-й год от рождения и она, вместе со своим державным братом, принцем Александром (1823 - 1880 гг.), несколько лет воспитывалась гувернанткой, живя в загородном замке Югенгейм близ Дармштадта. Ей было пятнадцать лет в то время, когда наследник российского престола, Цесаревич Александр, совершал вояж по Европе с целью поиска для себя кандидатуры невесты. Совершенно случайно он отклонился от намеченного маршрута и заехал в Дармштадт. Увидев принцессу, он сделал свой выбор однозначно, о чём незамедлительно сообщил в письме отцу, Государю императору Николаю I 25 марта (7 апреля) в День Благовещения 1839 года: "Здесь, в Дармштадте, встретил я дочь Царствующего Великого герцога, принцессу Марию. Она страшно мне понравилась, с самого первого момента, когда я ее увидел… И, если ты позволишь, дорогой папа, после моего посещения Англии, я снова возвращусь в Дармштадт". А в письме матери он написал, что "…я люблю её и я скорее откажусь от трона, чем от неё. Я женюсь только на ней, вот моё решение".

В сентябре 1840 года принцесса вступила на Русскую землю, а в декабре того же года приняла Православие с именем Мария Александровна, став четвертой избранницей Русских Государей из Дома Романовых с именем Пресвятой Богородицы. По завершении Светлой седмицы 19 (29) апреля 1841 года наследник Цесаревич, Великий Князь Александр Николаевич и принцесса Мария браковенчались.

Государыня Императрица Мария Александровна совершила самый главный подвиг своей жизни - укрепила престол династии многочисленными наследниками. Она явила на свет обожаемому ею Государю Александру II восьмерых венценосных детей: шестерых сыновей и двух дочерей. По кончине в 1860 году Августейшей свекрови, императрицы Александры I Феодоровны, она возглавила огромное благотворительное Ведомство Мариинских гимназий и воспитательных учреждений. Ей суждено было открыть первое в России отделение Красного Креста и ряд крупнейших военных госпиталей во время русско-турецкой войны 1877 - 1878 гг. При поддержке прогрессивной общественности и деятельной личной помощи К.Д.Ушинского, она подготовила для Императора Александра II несколько записок о реформе начального и женского образования в России. И, наконец, Императрица при полной поддержке Августейшего супруга основала крупнейший в Санкт-Петербурге и всей России театр и балетную школу, которую возглавила позднее Агриппина Ваганова. При этом и школа, и знаменитый театр полностью содержались на средства Императорской Фамилии, лично Государыни, и, по настоянию Августейшего супруга, Императора Александра II, носили ее имя.

Вместе с тем, здоровье Императрицы, после следовавших одна за другой беременностей, смертью старшего сына, первым покушением на мужа - стало сдавать. Доктора рекомендовали ей воздерживаться от исполнения супружеских обязанностей. А в жизнь мужа, весной 1865 года, ворвалась страсть - молодая, знакомая ему ещё с 1857 года, княжна Катенька Долгорукова, которая станет его второй женой после смерти Марии Александровны, последовавшей в 1880 году. Сплошным страданием были эти последние 15 лет жизни, сопровождаемые чередой из шести покушений на мужа, изнуряющими болезнями, унижением от преступной связи Александра II с княжной.

Память об этой женщине, безмолвно страдавшей, но несшей в мир только добро - обязана была воплотиться в нечто необыкновенное. И воплотилась, благодаря её детям, построившим в самом центре Масличной горы удивительно лёгкую и красивую церковь. Здесь глубоко символично всё: Гефсиманский Сад, на месте которого церковь стоит… Разве её жизнь не прообраз Страданий Спасителя? А освящение во имя Святой Марии Магдалины… Не ассоциируется ли отношение императрицы к своему венценосному супругу с преданностью Святой Марии возлюбленному ею Иисусу?

Ясно, что отец Антонин отнёсся с полной ответственностью к повелению императора о приобретении участка под строительство церкви. Земля приобреталась им с учётом возможной в перспективе организации здесь монастыря. Кроме того, одновременно велись переговоры и о покупке участка в совсем невдалеке расположенной отсюда Виффании, которая находится на пути следования паломников из Иерусалима в Иерихон и на котором с почти полной уверенностью должен был находиться дом Лазаря и Марфы, в котором часто останавливался Иисус и где Лазарь был Им воскрешён. С помощью драгомана РДМ Якова Егоровича Халеби земли были куплены и отец Антонин приступил к археологическим раскопкам. Нельзя сказать, что они вскрыли какие-то ошеломляющие находки, но предположения отца Антонина подтвердились: была найдена древняя табличка, позволившая идентифицировать это место с домом Лазаря, а на месте будущей церкви в Гефсимании была обнаружена древняя дорога, которой со всей очевидностью пользовался Иисус, вступая в Иерусалим, многие остатки от более ранних церквей, расположенных на Масличной горе, а также камень, на который Богородица сбросила свой пояс в подтверждение Своего Вознесения отсутствовавшему на Её погребении Фоме.

Монахини показывают грот, в котором по преданию находились Пётр, Иаков и Иоанн в момент молитвы Иисуса (в 1988 году здесь была освящена Пещерная Часовня во имя Страстей Господних). Я объединил в этом абзаце Гефсиманию и Виффанию, т.к. в сущности, Гефсиманский женский монастырь и Виффанский монастырь Воскресения Христова представляют собой единую большую общину. Но об этом - несколько позже, ибо настал час, когда нужно войти вовнутрь…

Ко входу в монастырь можно пройти, если подниматься по узкой, извилистой дороге от францисканской церкви Всех Наций (она же - церковь Агонии или Страстей Господних) или если опускаться от смотровой площадки на вершине Елеонской (она же - Масличная или Оливковая) горы. Ни спуск, ни подъём не спасают от изнуряющего иерусалимского солнца. Высокие, мощные ворота, словно впаянные в непроницаемую стену, не дают никакой надежды на спасение от зноя. Но внезапно выясняется, что лишь один шаг отделяет Вас от Ган-Эдема: монастырский двор утопает в зелени, а стерильно вылизанные дорожки, ведущие куда-то наверх , обещают Вам отдых и душевное умиротворение. Оказывается, что дело было не в подъёме или спуске, а в тех условиях, в которых они происходили.

Церковь открывается перед Вами внезапно, за одним из очередных поворотов. Если бы не купола с крестами, то я бы сказал, что это сказочно красивый боярский терем. Так и кажется, что сейчас сбегут с лесенок какие-нибудь стрельцы в кафтанах, отворятся двери с прячущимися за ними накрытыми столами с метровыми севрюгами и чашами с чёрной икрой. Но нет, здесь служебные помещения и магазин с изделиями, созданными руками монахинь. Вход в церковь ведёт, как бы, со второго этажа. Пройдя через притвор, Вы попадаете в сравнительно небольшую, как-то по-домашнему уютную базилику. Всё на своих хрестоматийных местах: иконостас, расписанный купол с парусами, иконы, царские врата, ведущие в алтарь. И всё же, что-то не так! Оглядевшись, понимаешь - роспись. Вместо традиционной алтарной иконы - картина. Правда, на библейскую тему, но какую и кто художник? - Это "Визит Марии Магдалины к императору Тиберию".

После Распятия Иисуса Христа, Мария Магдалина решила искать правосудия у императора Тиберия. Было не принято приходить к нему без подарка. Т.к. Мария была бедна, она принесла с собой яйцо, которое в языческой традиции символизировало жизнь. Войдя к Тиберию, она протянула ему яйцо и произнесла главную идею случившегося: "Христос воскрес!". На что Тиберий ответил, что подобного не может быть, точно так же, как яйцо не может превратиться из белого в красное. И вдруг яйцо в его руках изменило свой цвет. Он удивлённо произнёс: "Воистину воскрес!". Так родилась традиция пасхального обращения христиан друг к другу и обычай красить яйца на Пасху. А создатель картины - академик Петербургской Академии художеств Василий Васильевич Верещагин (1842 - 1904 г.г.), известный баталист, выступивший здесь в необычном для себя жанре. Объяснялось это, видимо, сильным впечатлением от посещения им Палестины. Ему же принадлежит и роспись парусов купола. А иконы иконостаса принадлежат кисти другого выдающегося русского мастера живописи - Сергею Васильевичу Иванову (1864 - 1910 г.г.).

Слева от Вас находится уникальная святыня храма - это икона Божьей Матери Смоленской "Одигитрия" - "Путеводительница". История началась в 1554 году с большого пожара в селении Рихания (Ливан), в котором сгорели все строения, включая и местную церковь. Однако, совершенно невредимыми остались Святые Дары и икона "Одигитрия". С тех пор икона получила второе название - "Неопалимая Купина". Вскоре этот край настигла эпидемия чумы. Епископ и священство стали совершать с этой иконой крестные ходы по заражённым районам, и эпидемия в них прекращалась. Многие люди получали от "Одигитрии" скорую помощь по своей вере и молитвам. Так, к ней добавились ещё два имени: "Исцелительница" и "Скоропомощница".

Уже в наше время митрополит Ливанский Илия, объезжая свою митрополию, посетил Риханию, и прихожане, видя его благоговение перед их святыней, решили подарить ему образ. Владыка принял икону с величайшей радостью и благодарностью, и с тех пор каждый день служил перед ней молебен с акафистом, дорожил ею, как самым великим сокровищем. Однажды, когда он задремал после вечерней молитвы, было ему видение: явились две великомученицы - Екатерина и Варвара - и передали ему просьбу Пречистой Девы отдать Её святую икону игуменье Марии в Палестину. Проснувшись, он отогнал из своих мыслей видение, ибо никогда не слышал о такой игуменье. Сон повторился. И митрополит, не будучи в силах расстаться с чудной иконой, решил было отдать другой образ "Одигитрии", но снова явились Екатерина и Варвара и сказали, что если он не выполнит волю Приснодевы Марии, то будет наказан. На следующее же утро в окружении владыки Илии нашёлся человек, который знал игуменью Марию, - это была настоятельница Гефсиманского монастыря. Он, по просьбе митрополита, пригласил её в Бейрут. Когда владыка вручал "Одигитрию" игуменье, икона была совершенно потемневшей от времени: ни изображения, ни красок на ней рассмотреть было почти невозможно. "Примите эту икону, - сказал митрополит, - такова воля нашей Владычицы. Мне очень жаль, что икона такая черная и некрасивая, но я ее очень почитаю и всегда молюсь перед ней". Матушка Мария с благоговением приняла икону и, поблагодарив митрополита Илию, сказала, что икона прекрасна.

Икону привезли в Гефсиманию, внесли в церковь, и священник, отец Серафим, стал служить молебен. Нужно сказать, что в последнее время батюшка себя очень плохо чувствовал и в своей смертельной болезни просил сестёр молиться, чтобы дожить ему до святого праздника Воскресения Христова. Вдруг во время молебна он обернулся и сказал: "Эта икона воистину чудотворная. От неё исходит сила, и я это чувствую. Я больше не болен". После этого он прожил ещё десять лет. А наутро сёстры в изумлении увидели, что икона "просветилась", совершенно восстановила свои черты и краски образа, и такой она остаётся по сей день.

Как драгоценные святыни хранятся расположенные по обе стороны от алтаря раки с мощами Великой Княгини Елизаветы Фёдоровны и её келейницы, инокини Варвары. Об их появлении здесь необходимо рассказать особо…

Елизавета Александра Луиза Алиса родилась в семье Великого герцога Гессен- Дармштадского Людвига IV в 1864 году. Она была внучкой английской королевы Виктории, старшей сестрой последней российской императрицы Александры Фёдоровны. В российский Двор она вошла в качестве жены московского генерал-губернатора, Великого Князя Сергея Александровича. В браке Елизавета сохраняла протестантскую веру, в которой воспитывалась в семье. Напомню, что в октябре 1888 года, по поручению Императора Александра III, его братья, Великие Князья Сергей Александрович и Павел Александрович, отправились в Палестину на церемонию освящения храма Св.Марии Магдалины, построенного в память об их матери. Вместе с ними в поездку отправилась и Елизавета Фёдоровна. Красота нового храма настолько потрясла Елизавету, что она воскликнула: "Как я хотела бы быть похороненной здесь". Решение перейти в Православие пришло тут же. Она пишет отцу: "Это было бы грехом оставаться так, как я теперь - принадлежать к одной Церкви по форме и для внешнего мира, а внутри себя молиться и верить так, как и мой муж. Вы не можете себе представить, каким он был добрым, никогда не старался принудить меня никакими средствами, предоставляя все это совершенно одной моей совести. Он знает, какой это серьезный шаг и что надо быть совершенно уверенною, прежде чем решиться на него… Я так сильно желаю на Пасху причаститься святых тайн вместе с моим мужем". 12 апреля 1891 года над ней было совершено таинство миропомазания, и протестантка Елизавета стала православной Елизаветой Федоровной. Растроганный император Александр III благословил невестку иконой Спаса Нерукотворного, с которой Великая Княгиня не расставалась всю жизнь. 5 февраля 1905 года Великий Князь Сергей Александрович был убит на Сенатской площади Кремля бомбой, брошенной террористом Иваном Каляевым.

С момента кончины супруга Елизавета Федоровна не снимала траур, держала строгий пост и много молилась. Ее спальня в Николаевском дворце стала напоминать монашескую келью. Вся роскошная мебель была вынесена, стены перекрашены в белый цвет и увешаны иконами и картинами духовного содержания. Ни на каких светских приемах Великая Княгиня не появлялась. Она собрала все свои драгоценности, часть отдала в казну, часть - родственникам, а остальное решила употребить на постройку обители милосердия.

В Москве, на Большой Ордынке, Елизавета Фёдоровна приобрела усадьбу с четырьмя домами и садом для устройства обители. В самом большом доме расположились трапезная, кухня, кладовая и другие хозяйственные помещения, во втором - церковь святых Марфы и Марии и больница, рядом - аптека и амбулатория для приходящих больных, в четвертом доме находилась квартира для протоиерея Митрофана Серебрянского - духовника обители, школа для девочек и библиотека. Так возникла знаменитая Марфо-Мариинская обитель.10 февраля 1909 года Великая Княгиня сняла траурное платье, облачилась в белое одеяние сестры милосердия и, собрав послушниц своей обители, объявила: "Я оставляю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир - в мир бедных и страдающих". А 9 апреля 1910 года епископ Дмитровский Трифон (князь Туркестанов) посвятил семнадцать послушниц во главе с Елизаветой Фёдоровной в звание сестёр милосердия. Шли годы, пришла Февральская революция… Весной 1917 года к ней приезжал шведский министр по поручению кайзера Вильгельма, некогда горячо влюблённого в юную принцессу Эллу, и предложил ей помощь в выезде за границу. Но Елизавета Фёдоровна ответила, что решила разделить судьбу страны, которую считает своей новой родиной, и не может оставить сестёр обители в это трудное время. После заключения Брест-Литовского мира немецкое правительство добилось согласия советской власти на выезд Великой Княгини за границу. Германский посол граф Мирбах дважды пытался увидеться с Елизаветой Фёдоровной, но она не приняла его и категорически отказалась уезжать из России. В апреле 1918 года, вместе с другими членами царского дома, Елизавета Фёдоровна была вывезена в Алапаевск, где 18 июля была сброшена в шахту. Перед смертью она повторяла слова Иисуса: "Господи, прости им, ибо не ведают, что творят!". После занятия этого городка частями Белой Гвардии, мощи Елизаветы Фёдоровны и её келейницы, инокини Варвары (Яковлевой) были вывезены в Китай, а затем в Палестину, где и упокоились в крипте церкви в соответствии с волей Великой Княгини. Впоследствии мощи были помещены в раки и перенесены в базилику.

В 1981 году Елизавета Фёдоровна и Варвара были прославлены в чине преподобномучениц Русской Православной Церковью Заграницей, а в 1992 году их причислила к лику святых и Русская Православная Церковь в Москве. Память святых празднуется 5(18) июля (преставление) и в воскресенье после 25-ого января (7 февраля) (Собор новомучеников).

Основание Гефсиманской и Виффанской общин было бы невозможным без участия двух англичанок - матушки Марии (Барбары - Стеллы Робинсон) и сестры Марфы (Алисы Спротт). Обе они обратились в Православие и приняли монашеский постриг в 1933 году, во время посещения Палестины на пути в Индию. В 1934 году они получили благословение на основание в Виффании общины во имя Воскресения Христова. Через год, Митрополит Анастасий (А.А.Грибановский, 1873 - 1965 г.г.), тогдашний Первоиерарх РПЦЗ, назначил матушку Марию настоятельницей обители. Огромной заслугой подвижниц является организация обучения детей арабов, исповедующих Православие. Школа поддерживает высокие стандарты обучения по сей день, и является единственной православной школой для девочек на Святой Земле.

Гефсиманская община никогда не была многочисленной, здесь всегда проживало от 20 до 40 сестёр, причём половину из них составляют в н.в. арабки и представительницы других национальностей. Жизнь монастыря во многом зависит от финансовой поддержки Архиерейского Синода и доброхотных пожертвований христиан из всех стран мира. И, конечно же, за счёт паломников и туристов, в буквальном смысле слова "вылавливающих" часы возможного посещения монастыря. По случаю столетия освящения церкви Св.Марии Магдалины в 1988 г., Владыка Митрополит Виталий (Р.Н.Устинов, 1910 г.), Первоиерарх РПЦЗ тех лет, возвёл Гефсиманскую общину в ранг монастыря. Настоятельницей его является в н.в. матушка Елизавета. Она русского происхождения, родившаяся в Австралии.

· Православные Новости